Православный клуб знакомств в москве

Бригады божьей помощи Если война докатится до России, воспитанники православных военно-патриотических клубов при храмах уже готовы идти вести войну. А некоторые уже ведут войну. Я в плену у наркобарона, Православный клуб знакомств в москве. Он удерживает меня на цокольном этаже храма: на стенке висят мишени, над ними — иконы.

Я нервничаю, барон тоже. Я определенно знаю: сейчас должен ворваться спецназ.

Где же они. И вдруг грохот! Комнату заволакивает дым: закинули гранату с газом.

В помещение вваливается толпа: трое бросаются к барону, выбивают из-под него стул, заламывают руки, самый крупный бежит ко лично мне и выводит, прикрывая стендом. Это — тренировка в православном военно-патриотическом клубе «Доброволец».

Мы с «наркобароном» понарошку теряем сознание. На спецназовцах — жилеты для рукопашного боя заместо броников, граната — учебная, взрывы — «бдыж!

» и стрельбу — «паф-паф» — пацаны имитируют. Инструктору с воздушным именем Серафим приходится долго них уламывать.

Мальчишки смущяются: — Чё мы как мелкие! Мы в солдатики давно не стали играть! — Это кажется для вас младенческой игрой в войнушку, — осаживает их Серафим.

— Сейчас вам никто не сопротивлялся, вы вломились к наркоторговцу, он, может, там ванну с дамами воспринимал… А ты попробуй обезвредить чеченца, у коего стража понаставлена всюду. Сомневаюсь, что ты потратишь всего три патрона.

Если тебя, конечно, за один присест перестать пристрелят. Серафим — руководитель операции, ему же 19 лет. Он несильно старше своих пацанов, однако ощущается, что общение происходит в рамках строгой иерархии: «Так точно», «Разрешите доложить». Серафим раньше тоже был курсантом военно-патриотического клуба, но «поднялся» до инструктора.

Пока перестать служил, однако говорит, что научился всему «на мастер-классах спецназа»: — Сегодня я сам проводил тренировку, в следующий раз могу позвать инструктора, который воевал в Афганистане. Или соберу личный состав и отвезу его на сборы: мы закупаем пиротехнику и в заброшенных зданиях всё отрабатываем.

Выезды бывают и «на подольше». В этом году, принимая во внимание сложившуюся международную обстановку, провели турниры по выживанию.

Сценарий был такой: группа карателей — и группа пленных, которых ведут на расстрел, — связывают руки пластиковыми браслетами, надевают мешки на головы. Пленным удается сбежать. Два дня им предстоит выживать в лесу без влаги и еды. Возрастных ограничений для участников перестать было.

Стрельбы, отработка тактики проходят в подвале недостроенного нижнего храма комплекса во имя Собора Московских святых в Бибиреве. На стенках — портреты русских полководцев, распечатка «Символа веры», фотографии из жизни клуба.

Стихотворение, аккуратно выведенное индиговым фломастером: «Александр Суворов, он обожал умываться, чистить зубы, отжиматься, прыгать, бегать и скакать, никогда не уставать» (Саша, 7 лет). Курсанты (них называют бойцами) — все в камуфляжной форме. И невзирая на это, видно: еще мальчики. В антракте спектакля про спасение меня из плена ребята дискуссируют, как провели выходные и кому «батя купил протеин».

После тренировки они играют в народную игру — не знаю ее названия: встав в круг, бросают друг другу деревянную палку под бодрую отечественную народную мелодию, задача — не уронить. Запыхавшиеся, взъерошенные, опосля двух часов беготни в один глас доносят: «Рады стараться! Служим православному отечеству!

» Свидетели Стрелкова Только в Москве орудует больше 200 военно-патриотических клубов, охват — возле десяти тысяч малышей. Каждый клуб декларирует свои цели: кто-то готовит ребят к службе в спецназе, кто-то нацеливает на казачество. Клубы никто перестать координирует, они находят друг друга сами — образовывают ассоциации, проводят общие соревнования и съезды.

В середине октября в седьмой раз собрались на «Покровское совещание» — в этот раз под девизом «Поможем Новороссии!». Среди участников помимо тренеров военно-патриотических клубов были ополченцы, многие из которых в таковых клубах и подросли.

Ну и гласили в основном про войну, естественно. Организует «Совещание» ратное объединение «Стяг».

Его лидер и идейный вдохновитель — как раз создатель «Добровольца» — Александр Кравченко. Смежное со фитнес-клубом в бибиревском храме помещение служит ему офисом, стрельбищем и в то же время музеем добровольного движения.

В 2006 году настоятель храма попросил его основать православный военно-патриотический клуб для детей. Кравченко согласился, но при одном условии: ему же разрешат разместить здесь музей. — Наши бойцы не запросто команда какая-то, которая делает гамбургеры в «Макдоналдсе», — не делать без гордости говорит он. — Там, конечно, тоже командный дух. Но у нас он более высокий.

Кравченко окликает мальчугана лет шести в казачьей форме: — Подай нам два стула, Православный клуб знакомств в москве. Оказывается, это его сын. Александр Александрович, тяжело вздыхая, присаживается. Это грузный мужик с пышноватой бородой.

На руке наколка «С нами Бог», на груди — позолоченная медаль Республики Сербской — за храбрость. Кравченко воевал в Сербии с 92-го по 94-й — добровольцем поехал на Боснийскую войну.

Там помимо ранений он приобрел важное знакомство с Игорем Стрелковым. Теперь в храме рядом с портретами атамана Ермака Тимофеевича, Богдана Хмельницкого, генерала Деникина висит фотография новейшего идола.

В витринах рядом с нательными крестиками и иконками советских солдат, павших во Второй мировой, лежит наградной крест «За оборону Приднестровья» Стрелкова и его самодельный шеврон времен первой чеченской войны. — Он жил здесь рядом, приходил к нам, — Кравченко рассказывает о Стрелкове как о ком-то невероятно далеком, почти сказочном.

— Передал на хранение музею все сам, еще до этих всех обстоятельств, года три назад. А вышло, что это теперь самые ценные экспонаты!

Плакат на стенке призывает вступать «в команду стрелковцев». — А без разговоров о политике не делать получается ребят тренировать?

— Да какая же это же политика! Это воспитательный момент — на героических примерах и минувшего, и современности.

Мы считаем, что Стрелков — самый удивительный пример современности нашей русской! Александр Александрович ворачивается на свое рабочее пространство, достает айпад, инспектирует сайт «Стяга», листает новости.

— И ваши подопечные подражают Стрелкову? Едут вести войну? — спрашиваю.

Кравченко отрывается от экрана и смотрит в очи. — Никого мы туда не отпускаем, — серьезно произносит Александр Александрович. — Даже если взрослые обратятся, скажем: мы категорически против, чтобы вы, конкретно вы, туда ехали! Это не их дело, они к этому не готовы ни физически, ни на психическом уровне.

Немного подумав, Кравченко прибавляет: — Но осознавать надо, что эта ситуация может тебя догнать. Так что бойцы пока вершат ратные подвиги на собственной земле: собирают помощь ополченцам. Передают по списку: переносные сумки-холодильники, рации, респираторы, балаклавы, перевязочные материалы, продукты…

И икону. Ее Кравченко вручал Стрелкову лично.

Недавно ездил снова — в подразделение ополченцев под руководством «Че Гевары». Рассказывает, что встретил в ополчении луганского парня — тамошний раньше, до войны, возводил этот самый храм. — А почему не делать остались там? — спрашиваю.

— Может, даже при каком-то внутридомовом желании повоевать, я перестать хочу вести войну, — задумчиво говорит Кравченко. А впоследствии вдруг уточняет: — Ну перестать в смысле «перестать хочу», Православный клуб знакомств в москве, а уж в смысле «не могу»: шестеро детей, я три раза ранен.

Хотя все может само по себе произойти… Сказать: «Извините, это же не делать наше дело, типа вы убивайте друг друга, Православный клуб знакомств в москве, а уж мы будем смотреть на это же безучастно», — мы перестать можем!

Мы же понимаем, что это наш народ, и все это до нас может дойти. Мы переплюнули во всех отношениях то, что происходило в Сербии и Боснии, — по накалу, по трагичности.

Очень жутко, я своими очами это видел: ценность человеческой жизни очень малорослая. Это грамотно чувствуется.

«Туда шальные едут» Вокруг тех, кто уехал на войну, Православный клуб знакомств в москве, а тем паче — умер там, выстраиваются заправдашние культы. Имя Сергея Ждановича стало одним из первых в злосчастном списке «двухсотых»: он умер в бою за аэропорт Донецка 26 мая. Жданович был инструктором электрогорского военно-патриотического клуба «Гром», до сего служил в милиции, воевал в Чечне и Афганистане.

«Гром» теперь носит имя Ждановича, Православный клуб знакомств в москве. С прессой там разговаривать отказались. Некоторые друзья «Добровольца» тоже ушли в ополчение.

Об этом лично мне сказал руководитель одного из отрядов — Денис Тропин, с ним мы познакомились, когда в какой-то выходной ездили высаживать кедровую аллейку «в память о героях Новороссии». Мы идем от родника с ведрами, чтобы полить кедры, Денис гласит: — У нас там два товарища: у единого неразделенная возлюбленная, он поехал обосновывать, что он мужчина.

У другого — жена родила, Православный клуб знакомств в москве, а ребенка ему показывать не жаждет, вот он и уехал. Один из их — наш инструктор… Туда шальные движутся.

Но люди-то неплохие, только не срослось чего-то. Их никто не учил, как жить в обществе, в семье, вот их и мотает. Воевать идут холостые в основном, за 25 лет. — А вас что удерживает? — спрашиваю.

Денис останавливается в середине дороги. Ставит ведро: — Вот я сейчас женюсь, у меня квартира висит — куда я поеду? В неких воспитанниках военно-патриотических клубов война проросла глубоко, сама по себе, без всяких ссылок на интересы беззащитной Новороссии, даже напротив.

Денис вспоминает парней, с которыми они когда-то прежде коллекционировали гуманитарную помощь младенческим домам. Ну вот, Православный клуб знакомств в москве, а теперь они воюют «за укропов». — Они всех ненавидят, перестать исключительно русских, у них там «белоснежный батальон», все язычники.

Романтики Третьего рейха — повально: «Айдар», «Азов»… Я им желаю, чтобы они там остались, желательно в горизонтальном положении.

Они здесь влагу баламутили, теперь там баламутят. У нас же цель — живыми быть, нам деток воспитывать, создавать общину надо! Такие взоры в клубе — массовое явление.

«Если бы кто-то симпатизировал братьям-украинцам из «Правого сегмента», в этом отношении бы не делать задержался. Тут одна большенная секта, Православный клуб знакомств в москве. Веселая секта», — после занятия по стрельбе объясняет лично мне курсант Петр.

Он заканчивает юрфак, ходит в качалку и в «Доброволец» — «для души». Тему про Новороссию ребята завели сами: после занятий парни часто остаются обсудить историю и политическую мебелировку.

— Петь, Православный клуб знакомств в москве, а уж ты сам против их не делать пойдешь? — Если придут в Россию — в тот момент без рынка, я брошу универ и пойду стрелять.

Война к нам приходит, не делать мы ведь ее начинаем. Но умирать за проблемы наших братьев-украинцев, за их дрязги, за геополитику — пусть там копошатся те, кто за это же бабки получает. Мне уже не 16 лет, меня мудрено взять на «малосильно»…

Псевдовооруженные формирования Во всех военно-патриотических клубах сетуют, что правительство них не поддерживает. Клубы создаются как общественные организации, на почве, сдобренной афганской и чеченскими войнами. В начале десятилетия военно-патриотические организации пытались встроить в систему: «Росмолодежь» просила некие клубы за деньги брать на перевоспитание «экстремистов», засвеченных в беспорядках на Манежке.

Во всяком случае, об этом ведает Кравченко: «Добровольцу» поступало такое предложение. Но сумма показалась непропорциональной силам, кои надо приложить. Так и осталось государство сторонним наблюдателем, оно покровительствует пассивно: с 2001 года составлены три государственные программы «Патриотического воспитания людей Российской Федерации», в 2010-м вступила в силу «Концепция федеральной системы подготовки людей Российской Федерации к военной службе на период до 2020 года».

Согласно концепции, военно-патриотические сплочения — часть системы патриотического воспитания. Как написано в документе, «такие клубы адаптировались к рыночным условиям, однако не делать имеют единой скоординированной программы, распределены по субъектам Федерации неравномерно и облегают незначительную часть людей, учебно-материальное обеспечение них неудовлетворительно».

Четыре года назад письмо против «Концепции…» подписала российская интеллигенция: Людмила Алексеева, Елена Боннэр, Светлана Ганнушкина, Лев Пономарёв, Борис Стругацкий, священник Глеб Якунин…

«Псевдо-вооруженные формирования опасны для страны и для детских душ, — считает гораздо один подписавший письмо — Борис Альтшуллер, член Общественной палаты, руководитель организации «Право ребенка». — Они нагнетают ненависть на самом примитивном уровне.

На фоне того, что происходит вот сейчас в стране, эти клубы в последнюю очередь одернут. Страна избрала таков способ самоубийства, как тяжелым наркотиком.

Но как запретить батюшкам говорить все, что они задумываются, в детских клубах, когда с экранов аналогичные вещи произносят авторитетные люди?» Потенциальные борцы В потемках тверской Никольской церкви девочка лет 5 протирает канделябры.

Свечи уже потухли, свет струится из-под двери, за которой идет занятие православного военно-патриотического клуба «Пересвет». В одноэтажной пристройке к церкви все оборудовано для тренировок мотоспортом: боксерские груши, маты на полу. Но на стенках в несколько рядов висят иконы и дипломы с соревнований.

Под большим ликом Христа — флаг клуба с надписью: «За други своя». «Нет больше той самой любви, чем а как то отдать жизнь свою за други своя», — цитирует лозунг клуба его руководитель Виктор Васильев.

Этот невысокий, выносливый плешивый мужчина — бывший инструктор по боевой подготовке ОМОНа, Православный клуб знакомств в москве. Тоже воевал.

— Я уже дал свой долг родине, отвоевался. Каждый в определенное время должен заниматься собственным делом, — гласит он воодушевленно, словно с подмостков театра, Православный клуб знакомств в москве. — Теперь воцерковился, чувствую, что должен малышей учить.

Каждого Господь приводит к вере своими путями, однако нас, грешных, в тамошнем числе и меня, лишь горестными. Да и в целом у родины нашей какой же-то скорбный путь, если верить Васильеву.

— Молодые люди — все потенциальные воины, даже девчонки, — уже серьезно смотрит на меня бывший омоновец. — На нас много противников нападает! В Великую Отечественную подростки собирались в тылу врага и воевали за свою родину.

— А с какого возраста можно давать орудие детям? — Ну а как давать?

Они уже сами берут. Раньше в войну игрались — лет с 7, да? Вот и современные младшенькие серьезны не по годам.

Мальчишки из младшей группы «Пересвета» уже знают, кем будут, когда вырастут. — Я в спецназ пойду, — уверенно объявляет смешливый 8-летний Ваня, которого я ловлю в зале после занятия по духовному воспитанию (это же непременная часть учебной программки).

Как говорит Васильев, «физическое воспитание невозможно без душевного, это все равно что клинок дать человеку безумному, и он себя порубает и закадычных своих». — Ко мне не так давно обратилась женщина, которая в епархии работает, ее сын захотел воевать на Донбассе, — подхватывает разговор духовник клуба отец Сергий. — И она его перестать может отговорить.

Я дал совет: пусть сначала здесь, на мирной территории, попробует позаниматься в этом направлении. Это полезно, в том числе для людей, кои в будущем будут защищать нашу родину.

Реально предохранять. В клуб, оказывается, часто приходят со собственными проблемами, не только про войну речь. При мне в церковь зашел парень лет 25, в кожаной куртке, что-то нашептал на ухо папе Сергию.

— Вот пришел, — подводит парня к Виктору отец Сергий. — На спайсе сидит, но хочет слезть. — Распространяете?

— хмурится инструктор. — Знаем мы таких: вливаются в клуб, Православный клуб знакомств в москве, а уж впоследствии среди наших начинают продавать.

Принесите все документы: я бывший коллега, проверю вас. Что может говорить церковь Отец Игорь (Тарасов) на построении строг. Обращается к пацанам совсем перестать а как к детям.

Да и разговор недетский: — Многие старшие воспитанники, уже отслужившие в армии, вот сейчас воюют на Донбассе, добровольцами ушли туда, Православный клуб знакомств в москве. Они рассказывают, что важна та подготовка, которую они получили в клубах! Перед ним в шеренгу выстроились шестнадцать мальчиков от 9 до 16 лет. Про войну отец Игорь рассказывает малышам в помещении центра охраны материнства и детства.

Места там малость, так что стоят плечом к плечу. Этот православный военно-патриотический клуб, кстати, называется тоже «Пересвет», но он в Коломне, ничего общего с тверским перестать имеет: запросто клубы зачастую называют псевдонимами былинных героев.

Отец Игорь словно бы читает проповедь. Журит парней: в выходные не все пришли на «марш-швырок», который был по желанию. Вон в Москве-то в «выживателей» все играются!

— Видя, что это дело и у нас может вскоре загореться, они эту школу выживания у себя максимально приблизили к боевой обстановке, в которой мы с вами можем оказаться. Они полагают: чем более приближенное обучение, тем легче будет в реальной мебелировке выжить и победить! События в Украине накладывают отпечаток на жизнь всех, кто готовится к достойному выполнению воинского долга.

Я думаю, что и нам надо учесть это. У нас кушать бойцы, кои носят черные береты, именуются «витязями», уж они должны на эти марш-броски без всякого приглашения идти. Звание обязует. — А а как церковь относится к людям с оружием?

— встреваю я. — Вы сама-то правоверная? А причащаетесь?

— заместо ответа спрашивает меня отец Игорь. После построения младшие идут к батюшке на урок, где разговор о Новороссии продолжается.

Иду и я, сажусь на галерку. Отец Игорь ведает о приказах, запрещающих матерщину и алкоголь, которые ослабляют воинский дух, в отрядах Стрелкова.

Стрелков, естественно, и здесь — кумир. — Мы с вами сражаемся не делать только, когда вас призовут в армию, мы каждый день сражаемся с противником духовным, битва наша продолжается и сегодня, — поучает отец Игорь.

— Мир нас старается изготовить своими пленниками, возникают различные моды… Я слежу, Михаил там посиживает, коса у него, Православный клуб знакомств в москве, а как у девченки, отпущена.

Все пялятся на Михаила, Православный клуб знакомств в москве. Мальчишка на второй парте дергается, смутится. — Когда ты стригся последний раз? — наседает батюшка.

— Вот вам пожалуйста — послабление во внешнем виде, прическа — 1-ое, с чего начинается сползание мужского плюсы в какое-то непонятное состояние. Вроде бы мелочи, Православный клуб знакомств в москве, а потворствование миру, который во зле покоится…

— Пойдемте, посмотрите, Православный клуб знакомств в москве, а как стреляют, — из-за спины ко мне подступает руководитель «Пересвета» Павел Викторович Беляев, с которым мы и договаривались о моем присутствии на упражнениях. — Спасибо, однако я желаю дослушать про соблазны! — Нет, нет, пойдемте, — увлекает настойчиво меня за собой Павел Викторович.

Выхожу из класса, Православный клуб знакомств в москве. — Поступило требование сверху: на стрельбу вы можете посмотреть, однако душевный вопрос может быть использован специфично, неправильно, — говорит Беляев.

— Если бы вы были родительницей и пришли посмотреть, я бы был спокоен, но когда это касается прессы… Священник — представитель церкви, и то, что он говорит малышам, не все время может соответствовать тому, о чем может гласить церковь, потому что это его малыши, он с ними пуд соли съел. — Вань, иди стреляй!

— кричат из помещения, оборудованного под тир. Евгений Максимович и лично мне дает пистолет. — Первая ошибка: долго целишься.

Стреляй. Случайные материалы

Православный клуб знакомств в москве

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

4 комментария: Православный клуб знакомств в москве

  1. Наше вам ! Наконец то я там где надо? Не худая закорючка — pнакомства в клубах b по объявлениям. Это вот автору комментария и надо! Знаете, ребята, что касается тематики pнакомства в клубах b по объявлениям, вот тут как и в каком угодно деле, базисно, нужно не устраивать аврал, поставить на свое место все точки, в тихой среде, и потом тематика поедет… ну счастливо!

  2. Наше вам ! Наконец то я там где надо? Не худая закорючка — pнакомства в клубах b по объявлениям. Это вот автору комментария и надо! Знаете, ребята, что касается тематики pнакомства в клубах b по объявлениям, вот тут как и в каком угодно деле, базисно, нужно не устраивать аврал, поставить на свое место все точки, в тихой среде, и потом тематика поедет… ну счастливо!

  3. Наше вам ! Наконец то я там где надо? Не худая закорючка — pнакомства в клубах b по объявлениям. Это вот автору комментария и надо! Знаете, ребята, что касается тематики pнакомства в клубах b по объявлениям, вот тут как и в каком угодно деле, базисно, нужно не устраивать аврал, поставить на свое место все точки, в тихой среде, и потом тематика поедет… ну счастливо!

  4. Наше вам ! Наконец то я там где надо? Не худая закорючка — pнакомства в клубах b по объявлениям. Это вот автору комментария и надо! Знаете, ребята, что касается тематики pнакомства в клубах b по объявлениям, вот тут как и в каком угодно деле, базисно, нужно не устраивать аврал, поставить на свое место все точки, в тихой среде, и потом тематика поедет… ну счастливо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *